Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 35
Инна Владимировна Черенкова
возраст: 56
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
photo6
Нетайлово
Нетайлово
«Нас что, убивают?»

Героиня вела дневник начала войны. Из села Нетайлово семья бежала сначала к родственникам в Первомайское. Потом чужие люди дали ключи от своей квартиры Донецке, куда переехала семья. С детьми и внуками пережили атаку на Донецк, спали в подвалах. В родное Нетайлово несколько раз пытались вернуться, но дом полуразрушен и людей там не осталось.


Слышатся взрывы сильнее, начала будить сына, чтобы вышел в подвал. Страшно, никто не может поверить, что на нас могут бросить снаряды.

25 мая 2014 года. В 6 утра звонок подруги: плачет и рассказывает, что началась война.

Нас что, убивают?

В 4 утра в поселке Карловка начался бой. Люди прятались в подвалы, закрывались в домах. Убитые лежали прямо на дороге.

Горит кафе «Дружба», горит заправка.

Нас что, убивают?

28 мая 2014 года. Обстрелы в Карловке продолжаются. Страшно за детей, за внуков. За час собрала их и отправила на море. Что будет дальше – пока не знаю.

Холодно, сыро, точно не до моря, но куда-то надо ехать.

4 июля 2014 года. Слышатся взрывы сильнее, начала будить сына, чтобы вышел в подвал. Страшно, никто не может поверить, что на нас могут бросить снаряды.

«Больную маму тягали из подвала в подвал»

Сын пошел чистить зубы, а я с мужем в пижаме с документами стою в прихожей. Третий снаряд упал совсем рядом: все трое за секунду были в подвале.

Там уже были соседи и люди приходящие. Руки, ноги дрожат страшно. Я позвонила Максиму, с пятого раза дозвонилась (связи нет), чтобы отвел бабушку в подвал. Бедная моя мама… С такими болезнями тягали её в подвал, из подвала. Сын в подвале с полотенцем на шее. Было смешно, но потом.

Осколки полетели по всему Нетайлову, нас бомбят. Нас что, убивают?

Нас что, убивают?

С 25 мая по сегодняшний день люди ночуют в подвалах, люди не выдерживают и выезжают, остаются те, кому некуда выехать.

Бой не прикращается. Принимаем решение выезжать, забирать маму. Что делать с животными – кошками, собаками, курами, кроликами? Собак отвязали и уехали.

Уехали к родне

4 июня, вечер. Выехали в село Первомайское к родственникам, тут вся родня собралась. Со мной только сумка с документами, даже переодеться не во что, все осталось дома. У мамы сильно опухли ноги, сидит в кресле, положить некуда, нет кровати.

Начинают бомбить, осколки долетают до Первомайского, побито стадо коров, есть раненые люди.

Леся звонит уже часа два. Из Авдеевки ей слышно, как нас бомбят, зовёт к себе. Принимаем решение приехать в Авдеевку. Моя мама не выдерживает здесь. Уже поднялся сахар, давление.

Ночь, все спят, наконец, мы помылись и поели в первый раз. Моя мама спит на диване. Мы рядом с ней на полу. С нами какая-то больная кошка.

«Наплакалась, слёз нет больше»

Нас что, убивают?

Мы бомжи в 50 лет. Наплакалась, слёз нет больше. За что нас так убивают?

5 июня 2014 года. Муж из Авдеевки уехал на работу в Донецк. В 8.00 утра принимаю решение ехать домой, в Нетайлово, на машине вывозить людей.

6 июня 2014 года. Бои продолжаются.

«Еду готовят на кострах»

7 июня 2014 года. Вечером вывозила людей до ближайших сел. Сегодня повезу оставшимся людям воду, хлеб. Люди сидят в бомбоубежище, в школе. В Нетайлово нет света, воды, магазины пустые. Нет хлеба, люди голодные, еду готовят на кострах в моменты тишины.

Людей почти нет, село стало призраком, собак больше, чем людей, они бегают по всему Нетайлово. Кролики, которых мы разводили, погибли.

«Чужие люди дали ключи от своей квартиры»

8 июня 2014 года. Бои приближаются к Авдеевке. Принимаем решение ехать в Донецк. Чужие люди дали ключи от своей квартиры в Донецке.

9 июня 2014 года. Муж и сын ушли на работу. Принимаю решение ехать в своё Нетайлово. На блокпостах не пропускают. Муж не знает, что я езжу в Нетайлово, если узнает, заберет ключи от квартиры. Нужно ехать, вести хлеб, воду, кормить оставшихся животных.

«Разбудила весь вагон криками во сне»

10 июня 2014 года. Еду с дочкой Яной в Киев, поступать в Академию МВД Украины.

11 июня 2014 года. Сегодня кричала на весь вагон, испугала людей. Снилось, что бомбят, и мы все прячемся.

С 12 июня по 15 июня 2014 года. У Яны вступительные экзамены, тяжело сдавать, когда у тебя под домом идёт война, и мы можем завтра или сейчас остаться без ничего.

12 июня 2014 года. Я с дочерью пошла в Киево-Печерскую лавру, заказали молебен за спасение всех жителей моего села и их домов. Купила много иконок всех святых. Повезу в Нетайлово раздавать людям.

«Киев даже не подозревает, что такое война»

16 июня 2014 года. Яна поступила, экзамены сданы. Я уезжаю домой, Яна остается на начитку лекций. Я уежаю на вечернем поезде в Донецк. Киев даже не подозревает, что такое война. Люди все ходят, улыбаются, веселятся, самолёты летают, которых я страшно боюсь. Донецк – мой самый любимый и самый красивый город.

18 июня 2014 года. С поезда села в общественную маршрутку, хотела доехать домой до Нетайлово, но маршрутку развернули назад. Раздала иконки всем в маршрутке, водителю повесила на лобовое стекло. Попросила всех читать молитву «Отче наш» вслух. И попробовали ехать ещё. С Божьей помощью нас пропустили.

«Мужа чуть не расстреляли на блокпосту»

19 июня 2014 года. Ужас, в Нетайлово людей нет, собаки бегают. Село пустое.

Оставшиеся жители меня предупреждают, что сейчас будет бой, предлагают остаться у них в подвале. Выехать уже нечем, уже ничего не ходит.

Хочу домой, иду домой. И понимаю, как я одна буду сидеть в подвале без света, без людей. Начинают стрелять. И тут вижу машину моего мужа, он приехал за мной. Позже рассказал, что его хотели расстрелять на блокпосту: «Давай мы тебя тут расстреляем, там все равно снайпер снимет».

«Сгоревшие дома где горят, где тлеют»

20 июня 2014 года. В час ночи позвонили и сказали, что танк расстрелял дома, что улицы нет, нет моего дома. Спать больше не могу, не до сна. Главное, что все живы и здоровы.

21 июня 2014 года. Встретила дочь Яну из Киева. Будем пробовать проехать на машине в Нетайлово, посмотреть что осталось.

22 июня 2014 года. Ад кромешный – в селе Измайловке до половины сгоревшие дома, где ещё горят, где тлеют. Танк разбитый, башня оторвана, рядом трупы.

При въезде в Нетайлово машина легковая разорвана, наверное, попал снаряд, людей нигде нет. Пыталась проехать на свою улицу – не смогла, везде на дороге кирпич, оборваный провод. Яна просила, чтобы я не плакала.

Пытались снимать на телефон. На блокпосту заставили всё стереть. В доме моём вырваны все двери, окна, крыша разбита, собаку мою любимую убили осколком, вторая спаслась в доме. Упали три танковых снаряда. Твари, нелюди, кто начал эту войну?

«Начинают бомбить Донецк»

25–26 июня 2014 года. Начинают бомбить Донецк, снаряды падают.

26 июня 2014 года. Принимаем решение возвращаться в Нетайлово, пока есть возможность хоть как-то проехать.

27 июня 2014 года. Осколки летят по Донецку, тяжело выехать. Ехала за рулём, не соблюдая ни знаков, ни правил, чувство страха бежало впереди меня.

28 июня 2014 года. Мы дома. Нет света, воды, думаю чем ремонтировать дом, что покушать, как жить дальше.

1 августа 2014 года. Дочка Юля возвращается с внуками, надоело скитаться. На конец-то, мы все вместе.

«Новый год, а радости нет»

31 декабря 2014 года. Новый год. Света нет, накрыли стол, зажгли свечи. Радости нет.

6 января 2015 года. Бомбят уже целую неделю, берут аэропорт.

1 июня 2016 года, 10.00. Вечера начался обстрел, всё дрожало, внуки смотрели мультики рядом с большим окном. Я вышла на улицу посмотреть, что происходит. Снаряды сначала падали далеко и внезапно начали падать в 50 метрах от моего дома.

Нас что, убивают?

Я побежала домой спасать внуков. Заматывали больных внуков в одеяла. Стала терять сознание в прихожей. Муж кричит: «Я всех не донесу!» Вынес внуков, а я потехоничку вышла сама.

В подвале соседка накапала мне Корвалола – и мне полегчало. После обстрела поднялись опять в дом.

«Теперь мы «серая зона» и никому не нужны»

Так мы живём и сейчас, только обстрелы реже; то далеко слышны, то ближе бывают. Только теперь мы «серая зона» и никому не нужны, работы нет, транспорт не ходит.

В феврале 2015 года волонтеры от гуманитарной организации Рината Ахметова привезли нам первую гуманитарную помощь. Спасибо этим людям и, конечно, Ринату Ахметову. Большое, огромное спасибо! В то время вы нас спасли.

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям