Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 37
Надежда Филипповна Полтавская
возраст: 50
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
photo6
Счастье
Счастье
«Я попадала под обстрелы и с ужасом слышала, как вздрагивает пятиэтажный дом»

Они жили счастливо в Счастье, пока не пришла война. Сидели в подвалах, попадали под обстрелы. Надежда Филипповна 50 лет проработала в школе. Она мечтает, что когда-то сможет вернуться в родной город, встретить на улицах своих учеников. Сейчас все разъехались кто куда.

Вначале её войной-то не назовешь. Кто стреляет? Куда? Чем? Не разберёшь. Только находясь на открытой местности, пригибались, укрывались, когда над головами пролетали снаряды.

Наша семья Полтавских проживала в городе Счастье с 1970 года. Мужа после института направили в Казахстан на всесоюзную ударную стройку – строительство газопровода Бухара–Урал, а после отработки мы прибыли в Украину. Муж, Николай Дмитриевич Полтавский, был родом из города Счастье. Так он вернулся на свою малую родину. Здесь у нас родились два сына – Игорь и Сергей.

Семья была одной из уважаемых в городе. Муж работал главным инженером в строительном управлении. Это был интеллигентный человек во всех отношениях, порядочный, честный, очень принципиальный, умный, разбирался почти во всех отраслях хозяйства. Для детей это был идеал отца. Став взрослыми, они во всем старались быть похожими на него.

Я, Надежда Филипповна Полтавская, по профессии учитель. Проработала в школе 50 лет. Была на разных руководящих должностях. Организатором внеклассной работы, некоторое время исполняющей обязанности завуча. Дети меня уважали и любили.

Я попадала под обстрелы и с ужасом слышала, как вздрагивает пятиэтажный дом

Сыновья – Игорь и Сергей – пошли по стопам отца, окончили институт по специальности «инженер-строитель», младший окончил аспирантуру, некоторое время работал преподавателем в институте.

Все было хорошо. Все радовались жизни. Муж ушел на пенсию. Старший сын начал работать в областном центре – ЛЭО инженером, заместителем начальника отдела. Младший поступил работать в Счастьенский лицей автомобильного транспорта на должность заместителя директора по учебной и производственной работе. Опять все было хорошо. Конечно, строили радужные планы, но им не удалось осуществиться.

Пришла война

Вначале её войной-то не назовешь. Кто стреляет? Куда? Чем? Не разберёшь. Только находясь на открытой местности, пригибались, укрывались, когда над головами пролетали снаряды.

В это время жена старшего сына была беременна. Сроки родов были ещё далеки. Но звуки пролетающих и взрывающихся снарядов, выстрелы вызвали у неё большой нервный стресс. Её поместили в Харьковскую больницу из-за патологий. И она до родов пролежала там четыре месяца. Как говорят врачи, все это «травма войны».

Я попадала под обстрелы и с ужасом слышала, как вздрагивает пятиэтажный дом

Из-за военных действий ЛЭО было как бы разделено: одни работники остались в Луганске, другие в Старобельске. Так сын оказался в Старобельске. Жить негде, родных и близких, даже знакомых в этом городе нет. Где жить? Жена скоро родит. Нашел жилье в нескольких километрах от Старобельска, снял дом...

Когда жена рожала, сын находился в больнице, в реанимационном отделении – сердце. Как опять скажут врачи, это тоже «травма войны».

После выписки из роддома некоторое время в Харькове пожили у знакомых, пока ребенок находился под наблюдением врачей.

Затем переехали в снятое жильё. Но и там прожили недолго. Хотя там и не стреляли, не рвались снаряды, не урчали по ночам танки и военные машины, все же это была не мирная жизнь. Все это действовало на нервные системы кормящей матери и новорожденного ребенка. И они уехали. В никуда, в незнакомый город, где опять не было ни родных и близких, даже знакомых.

Я попадала под обстрелы и с ужасом слышала, как вздрагивает пятиэтажный дом

Я – мама, в это время приехала к ним. Не выдержала взрывов на улицах, попаданий снарядов в жилые дома. Два раза попадала на улице под обстрелы, сидела в подвалах и с ужасом и страхом слышала, как вздрагивает пятиэтажный дом, как разбиваются окна. В наш дом тоже попадали снаряды и бились стекла.

Когда я осталась одна в этом большом, но чужом доме, в незнакомой деревушке, где ни одного человека не знаешь, где по ночам стоит мертвая тишина и глухая темнота, у меня был в буквальном смысле шок. Я целую неделю не выходила на улицу, запиралась на все замки, закрывала все окна и сидела, забившись в угол дивана и ревела. Это был страх. Страх был очень большой. Чего боялась? Всех и всего. Как опять говорят врачи, это «травма войны».

Но я боялась возвращаться домой, в Счастье. Там стреляют, там убивают. И там остался младший сын.

Он остался в городе. Он и его коллеги работали. Учебный процесс шёл. Правда, не в таком объеме, но все-таки, они работали и учили детей.

Сейчас старший сын и вся его семья по статусу переселенцы. Он работает. Для жены работы нет, хотя имеет три диплома (высшее образование). Сын растет, но часто болеет. Живут на съемной квартире. Платят за нее большие деньги (а в Счастье и Луганске остались собственные квартиры).

Младший сын работает на прежнем месте. Но и у него произошли изменения. Три профессионально-технических училища (лицея) соединили в одно учебное заведение. Сын остался без прежней должности.

Я попадала под обстрелы и с ужасом слышала, как вздрагивает пятиэтажный дом

Я, не выдержав расставания с сыном и новорожденным внуком, летом 2016 года поехала к ним. В обратном билете на поезд мое место оказалось на верхней полке. Я предупредила проводника о том, что мне, 70-летней женщине, трудно залезть на верхнюю полку и я боюсь, что упаду. Он не прореагировал на мои просьбы.

И случилось то, что должно было случиться. Ночью, во время сна (а снилась мне опять война, стук колёс поезда казались винтовочными выстрелами) я упала с полки. В результате закрытый перелом позвоночника. Лечение было долгим. Лежала в больнице, затем дома, не вставая с постели. И сейчас, в 2017 году, нахожусь под наблюдением врача.

Подав все необходимые документы в наш Счастьенский горсовет на получение материальной помощи на лечение, я до сих пор ее не получила. В данное время мне помогают мои друзья, подруги и физически, и морально.

Кроме того, я нашла новых друзей, подруг, знакомых. В нашем Доме культуры работают различные кружки, спонсируемые английским сообществом. К сожалению, я не знаю, как оно называется. Туда ходят женщины разного возраста, есть такие, как я, и старше.

Самое главное – идет общение, которого нам, одиноким старым людям, так не хватает. А большего нам и не надо.

Были бы мир, спокойствие, тишина (а то от каждого стука бьет дрожь), здоровье своё и детей, и внуков. Главная мечта у меня – чтобы город Счастье был прежним, чистым, уютным, гостеприимным, оживленным, радостным. И чтобы я на улицах встречала своих прежних учеников (разъехались они в разные стороны), чтобы в нашем маленьком городе возродилась прежняя мирная, счастливая жизнь.

slide1
slide2
slide3
slide4
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям