Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 53
Ольга Шубенок
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
Новоазовск
Новоазовск
«Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется»

В свое время она решила переехать из Мариуполя ближе к природе. Однако с началом военного конфликта вынуждена была вернуться в город по состоянию здоровья. Теперь в родном Мариуполе ее воспринимают как переселенку, и постоянно приходится преодолевать трудности.

Мечтаю, чтобы закончилась война, чтобы всё стало на свои места, чтоб вернуться в свой дом и жить спокойной жизнью. Наверное, это мечты любого нормального человека в это время.

Я мариупольчанка. В 2003 году, в феврале умер муж, в ноябре 2003-го – мама, и в феврале 2004-го – старший брат. Все ушли. И мне жутко невыносимо было находиться в квартире. Доктора мне посоветовали переехать. Я продала квартиру и купила дом в Новоазовске. Ну, а потом случилась война. 

Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется

Вы бы видели, как я плакала, когда погибли первые люди на Майдане. У меня была истерика. До меня не доходило, что это возможно у нас, в Украине.

Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется

Я всегда радовалась, что я родилась в Украине. В наше время случились Карабах, Осетия, Приднестровье. И я была благодарна Богу, что я родилась в Украине, что у нас нет такого... Даже в страшном сне не могло подуматься, что может у нас такое случится.

Когда первые люди погибли на Майдане, для меня это был такой шок, такое потрясение. Я так плакала... А потом, когда всё это пошло дальше – Славянск, Донецк – всё равно не верилось до последнего. 

Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется

Когда у нас разбомбили фельдшерско-акушерский пункт, а без медицинской помощи мне нельзя оставаться. И волею судеб я в родной Мариуполь вернулась, но уже как переселенка. 

Мой вес был около 100 кг. И вот, за три года, живя здесь, я получила вторую группу инвалидности и вешу 63-67 кг. Думаю, что на нервной почве это случилось.

Тяжело, во-первых, осознавать, что это всё у нас, в Украине происходит. И тяжело осознавать, что это касается близких, родных. У меня друзья были в Широкино. Счастливая семья. Пострадали, лишились дома.

Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется

Я в Мариуполе три года живу, но я как изгой. У меня до сих пор такое ощущение, будто я приехала не в Мариуполь, а в какой-то мне абсолютно незнакомый город. Сейчас всем очень тяжело, что там говорить. Не только переселенцам, сейчас вообще тяжело людям жить-выживать. 

Если бы побольше было таких людей, как Ринат Леонидович, которые бы проникались чужой болью, которые бы стремились помочь, хотя бы желание имели, и то уже бы насколько мир изменился.

Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется

Отчаиваться – это большой грех. Хотя были такие состояния, хоть волком вой. Молитвы, молитвы помогают.

Мечтаю, чтобы закончилась война, чтобы всё стало на свои места, чтоб вернуться в свой дом и жить спокойной жизнью. Наверное, это мечты любого нормального человека в это время. Не знаю, насколько они реальны и осуществимы. Но очень бы этого хотелось. 

Я отчаиваться боюсь, но иной раз выть хочется

Ко всем чудотворцам молитва, к Господу Богу, чтобы всё это прекратилось в конце концов. Есть судьбы тяжелее, чем моя, что говорить. Поэтому гневить Бога я боюсь. И отчаиваться боюсь, а выть хочется иной раз. Но всё равно надеешься, что всё образуется, что всё сложится, что всё будет хорошо у всех, не только у нас.

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
slide6
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям