Истории, которые вы нам доверили

меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

Ко всем историям
Инна Владимировна Семкина

«Все, что я нажила за жизнь, осталось на оккупированой территории»

просмотров: 137

Инна Владимировна уже несколько лет не может увидеться с сестрой и мамой, которые уехали в Россию, когда началась война

До войны я проживала в Свердловске, а сейчас живу в Станице Луганской. На данный момент мне сорок лет. Муж умер, моя дочь замужем, у нее есть два ребенка. До войны я работала на шахте, у меня была своя квартира, но боевые действия все поменяли. Раньше мы жили все рядом: и сестра, и мама. Потом сестра уехала в Россию - мы с 2014 года не виделись ни разу, мама тоже там осталась.

Это начиналось все с референдума. Я не знаю, как люди могли к такому дойти, на тот момент я уже понимала, что ничем хорошим это не закончится. Потом началась война, было очень тяжело. Это даже тяжело вспоминать, как в город вошли танки, ввели комендантский час, закрыли магазины. Мы ходили, слушали проповеди, чтобы получить гуманитарную помощь.

До войны у меня была своя квартира, сейчас ее продать невозможно. Чтобы ее продать, нужно получить паспорт оккупационной власти. У меня в 2017 году у меня умер муж, и я с детьми выехала в Италию на полтора года. Я работала там, вернулась и купила здесь квартиру.

Все, что было там, все что я наживала, осталось на оккупированной территории. Мне пришлось просто начать все с нуля.

Я дважды успела получить гуманитарную помощь, а потом ее отменили из-за коронавируса. Гуманитарка - большая помощь. У меня ребенок, которого нужно в школу собрать. Когда начался карантин, у меня остался запас из того, что давали раньше, и это очень сильно помогало.

Норвежский фонд бесплатно предоставил мне нотариуса, чтобы сделать документы на ребенка и свидетельство о смерти мужа.

Вы знаете, когда идешь на работу, и дочери говоришь, что если будут бомбить, то бери Андрюшку и прячьтесь в подвал, - это не забудется. Этот момент очень тяжело вспоминать.

Мой муж до войны был молодой, а потом умер, причина его смерти не установлена. В бумажке так и написано. Это очень трудно вспоминать.

Я мечтаю выучить моего десятилетнего сына. На данный момент я уже работаю, жизнь более-менее стабильна: время уже прошло, и оно лечит. Мне очень одной тяжело, но я очень бы хотела дать сыну образование.

При цитировании истории ссылка на первоисточник — Музей "Голоса мирных" Фонда Рината Ахметова — является обязательной в виде:

Музей "Голоса мирных" Фонда Рината Ахметова https://civilvoicesmuseum.org/

Rinat Akhmetov Foundation Civilian Voices Museum
Свердловск (Должанск) 2014 2017 2021 Текст Истории мирных женщины мужчины дети 2014 2017 переезд психологические травмы обстрелы потеря близких безопасность и жизнеобеспечение образование жилье неполные семьи дети первый день войны еда 2021 Беженцы оккупация
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям