Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 37
Наталья Шахуд
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
photo6
Счастье
Счастье
«Сначала пришлось бежать из Сирии…»

Война прошла через всю ее жизнь. Сначала с детьми она вынуждена была бежать из Сирии. О судьбе своего мужа, оставшегося там, до сих пор ничего не знает. Она привезла малышей в Луганск, к своим родителям, но началась война. Беженцы стали переселенцами. Они вынуждены были уехать в город Счастье. Но и там война настигла их…

Мои дети родились в Сирии. Там был наш дом, наше гнездо, любимый муж и отец. Никто не родится на свет, чтобы испытать на себе тяготы войны, но война на Донбассе – уже вторая в нашей биографии.

У меня три дочери и совсем еще маленький сын. Мои дети родились в Сирии. Там был наш дом, наше гнездо, любимый муж и отец. Никто не родится на свет, чтобы испытать на себе тяготы войны, но эта война – уже вторая в нашей биографии.

Сначала мне пришлось бежать из Сирии, потому что было неимоверно страшно находиться под дулами танков и считать погибших соседей. Мне удалось спасти детей, но больше я никогда не видела мужа и не знаю, что с ним случилось. Жив ли он на сегодняшний момент.

«В Луганск пришла война»

Я привезла детей в родительский дом, в любимый Луганск. Первое время мы вздрагивали от любых резких звуков и успокаивались тем, что война осталась далеко, за тысячи километров. Детям пришлось невероятно тяжело привыкать к новому образу жизни, к новой системе образования.

И опять нас настигла война, опять засвистели снаряды и стала рушиться жизнь. Только я теперь была ответственна еще и за своих пожилых родителей. У них это тоже была вторая война.

Сначала пришлось бежать из Сирии…

Мама не пережила – сердце остановилось. А мы не знали, что делать. Ситуация обострилась, а бежать было некуда. Мы наблюдали, как мимо нашего дома проезжают на огневые позиции установки «Град». Было жутко видеть, как они на фоне вечернего неба выстреливают весь боекомплект и опять проезжают мимо нас.

В соседний дом попала мина и убила соседку. Понятия «мой дом – моя крепость» больше не существовало.

В Луганске пропало электричество, связь и вода, стало трудно найти продукты.

Нам помогли совершенно чужие люди. Они нашли для нас место в своей машине и привезли в Счастье. С нами был и мой 80-летний отец.

Было очень холодно. В чужой однокомнатной квартире такой большой семье жить было трудно. Денег почти не было.

«Мы прощались с жизнью, но бежать уже не было сил»

Мы, еще недавно бывшие беженцы, получили новый статус и стали переселенцами. Но война не оставляла нас. Вскоре начали стрелять и по Счастью сильно и страшно. На наш дом упала мина, разрушила крышу и выбила все окна. Это было 13 января 2015 года.

Мы прощались с жизнью, но бежать уже не было сил, война шла за нами. Весь город страдал от бомбежек, рушились дома, гибли и калечились люди. Порой в городе не было света, воды и тепла.

Сначала пришлось бежать из Сирии…

«Гуманитарные продукты долгое время были единственным нашим рационом»

И все же, мы постепенно привыкали к новому месту, к новому качеству жизни, к новым людям. Кто-то помогал нам – и мы старались помогать другим, чем могли. Большой поддержкой для нас стала гуманитарная помощь. Гуманитарные продукты долгое время были единственным нашим рационом.

Когда мне предложили стать соцработником, я долго не раздумывала. Эта работа давала возможность помогать одиноким, испуганным и растерянным старикам. И конечно же, это был хоть и небольшой, но стабильный доход, живые деньги. Дети росли, отец сильно болел.

Вскоре не стало папы. Дом не опустел, но стал другим. Единственный мужчина в моем доме – мой восьмилетний сын Ахмад.

Сначала пришлось бежать из Сирии…

«Дочь мне подарила двоих внуков, которых я так и не смогла обнять»

Старшие дочери уехали из Счастья. Одна вышла замуж за такого же беженца из Сирии и перебралась жить в Турцию. Вторая нашла работу переводчиком арабского языка в другом городе. Со мной осталась дочь, которая училась в 10 классе, и сынок- младшеклассник.

Старшая дочь мне подарила двоих внуков, которых я так и не смогла обнять и видела только с помощью скайпа. О встрече мечтать не приходится. Мы живем в режиме выживания. Путешествия – непозволительная для нас роскошь.

Я по-прежнему служу соцработником. Моя поредевшая семья по-прежнему живет на съемной квартире. Стекла в окна вставили. Крышу отремонтировали, и мы уже привыкли к милому и гостеприимному городу Счастье.

«Единственный Наш дом»

Дома в Сирии у нас больше нет, но есть родительский дом в Луганске. Для нас это единственный Наш дом. Я не знаю, удастся ли нам в него когда-нибудь вернуться. Думаю, этого никто не знает.

Я по нему скучаю. А еще я скучаю по миру, по нормальной жизни, в которой люди не стреляют друг в друга и не радуются, что попали. Я хочу простого, мирного счастья для всех. Мне кажется, это совсем не трудно и совсем не дорого… Я молюсь об этом!

slide1
slide2
slide3
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям