Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 709
Зира Гафаровна Фазилова
возраст: 66
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
«Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы»

Их село оставалось без света 297 дней. Всё это время люди надеялись, что всё пройдет и наладится. Она чудом спаслась от двух обстрелов – каждый раз снаряды разрывались рядом. Видимо, еще не пришло ее время, ведь женщина является опекуном двух сыновьих детей, которых мечтает поставить на ноги. Она искренне верит, что доброта спасет мир.

Очень много погибло родных людей. Это такая боль, что никогда не заживут эти раны. Как попадали в дома! Как люди уезжали. Это очень страшно.

Я – бабушка-опекун. Со мной проживает двое несовершеннолетних детей сына, один из которых инвалид детства.

Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы

Родители мои приехали в Гранитное из Пермской области, где я родилась. В 1961-м пошла в Гранитном в 1 класс, окончила 10 классов. Проработала 30 лет почтальоном. Работа мне очень нравилась и нравится по сегодняшний день, но я уже на пенсии. 

Так получилось, что еще до войны я стала опекуном. Моих внуков мать бросила в Донецке. Костик, ему было 3,5 года. А Викочка, это вся моя боль в жизни, инвалид детства. Ей было тогда полтора года. У Викочки умеренная умственная отсталость, слабое недоразвитие речи. Она не могла ходить, падала. Сейчас ей уже 14 лет. Сколько мне Богом отпущено – она будет находиться со мной. 

Тяжёлая техника начала идти ночами. Было очень страшно от грохота. Было полное село людей.  Пошла техника, потом начали бомбить. 

У меня вот здесь соседка, она уехала в Сибирь, в Псковскую область.  Мы сидели с ней, не было света.  Мы пили кофе. Раздался страшный взрыв – и ее дома не стало. Она перед войной как раз сделала все удобства. Уже, все-таки, мы не первой молодости. И за какой-то миг все пропало. Очень страшно. 

Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы

Очень много детей погибло. Это очень больно. Ребёнок сидел дома и туда попал снаряд. У соседей девочка была. Ранили женщину, а девочки не стало. А на следующий день стали бомбить и попало как раз на могилку этого ребёнка. 

Пропал в селе свет. У всех были холодильники. Все держали хозяйство. Очень много пропало мяса. От этой безысходности мы не знали, что делать. Каждый ждал 3-4 дня, неделю. Думают: а вдруг дадут свет, вдруг все наладится. Но мы глубоко ошиблись.

Мы были 297 дней без света. Дети просыпались в 2-3 часа ночи. Сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы. И руками показывают, и мимикой показывают, как шёл мультфильм. 

Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы

И сейчас раздаются взрывы. Моей дочери попало в дом. Дети ее были маленькие. Они и сейчас маленькие, старшей 10 лет, средней 6 лет, а самой меньшей, Аделечке, два с половиной года. И попало прямо в дом. Повылетали окна, двери. И муж у неё умер.  Теперь она живёт сама с тремя девочками. Зимой мы жили тут все вместе. Очень было тесно.  Но зато в тепле были они. А в этом году – что Бог даст.

Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы

Когда в Гранитном не было 297 дней света, мы даже на улице костры жгли, готовили кушать.

У меня жила тут подруга, ей 82 года, татарочка она тоже. Я тоже по национальности татарочка. Я ей турочку кипятила кипятка и бежала, несла ей кипяточек. Сейчас все утром кофе пьют. А мы, татары, наверное, зачинщики этого. С соседкой мы сидели, пили кофе. И она как закричит: «Боже мой, что-то случилось!» Все вылетело от взрыва… Это страшно. 

А как-то я пошла собирать траву. Прошло минут пять – и туда снаряд упал. Бог, наверное, пожалел меня в этот момент.

С 82-летней соседкой мы бежали, три семьи, в подвал. Он держался на честном слове. Соседка упала на колени и начала молиться в подвале – и мы склонили головы. А у меня было двустороннее воспаление лёгких. Меня прокололи, и я опять в подвал. И мы, дети и эта старая женщина, и соседи, мы вот в этом подвале. Думали, что если попадёт в подвал, тогда мы даже не сможем выйти. И мы все в маленькой комнатушке, в спальне, все сидели. Она молилась. Мы тогда были одинаковые. Пусть я мусульманка, но Бог один. Он слышал нас. Он помогал нам. И помогает по сегодняшний день.

Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы

Я не сажаю огород, потому что у нас нет воды. У меня в скважине всего три ведра воды. Все из магазина.

Фонд Рината Ахметова всегда-всегда- всегда мне звонили. Это очень большое подспорье, очень большое. И детям моим дают, и мне дают. Каждый из пенсионеров и все люди ждут помощь. Благодарны мы, я не знаю как.

Дети сидят, смотрят на свечку и вспоминают мультфильмы

В магазине продукты были. И продукты были свежие. Как умудрялись возить? Но возили. Но купить за что? Литр масла больше 30 гривен. Я проработала 30 лет, у меня пенсия 2000.

Мы – как тот аппендицит. Привыкать к чужим людям тяжело, но все равно, в магазин заходишь, уже знают, что мы из Гранитного. Всегда спросят, всегда улыбнутся. 

Очень много погибло родных людей. Это такая боль, что никогда не заживут эти раны. Как попадали в дома! Как люди уезжали. Это очень страшно.

У моей дочери маленькие дети, они в подвал не хотят, кричат, они хотят на улицу. А куда на улицу, если в один дом попало, во второй дом попало? Дети хотят купаться, но нельзя. Не дай Бог это пережить. У нас тут страшно.   

Ничего не исправишь. Я всегда думаю, что вот лежат люди, прикованные к постели. Бомбят в городах, сёлах. Мне их очень жалко. Мне жалко этого старого человека. Он облокотился об палочку, идёт. Мне хочется его так крепко прижать к себе. Очень много одни живут. Наше поколение ещё воспитано по-другому. Мы можем подойти, помочь, сказать доброе слово, поднести сумки. 

Нам уезжать было некуда. Ну куда уезжать? Хоть у меня старенький домик, но он мой. Куда можно уехать? Уезжала в основном молодёжь. Или уезжали в годах родители, если дети стоят крепко на ногах.

Бывало, и в час ночи бежали в подвал, и в три часа ночи бежали, если начиналась бомбёжка.  Всяко было. Но мы выдержали это все. Выдержали и выдерживаем.

Мы в ансамбле поем, у нас композитор – женщина. И слова она пишет – Нина Григорьевна Товпека. Мы поем, и это прекрасно. У нас очень хороший музыкальный руководитель Виктор Иванович Топалов. Ему 70 лет. Он прекрасно играет. Мы выступаем на сцене и забываем обо всем. Мы должны ехать вот в Донское, если ничего не помешает. Коллектив у нас очень хороший. Нас восемь человек.

Внуков своих я очень люблю. Очень люблю своё село. И очень жалко. Так хочется, чтобы люди вернулись сюда. Я живу по принципу: доброта сохранит мир. Мечтаю, чтобы закончилась война.

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
slide6
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям