Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 107
Ольга Деменкова
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
«Ведешь урок – и тут начинаются взрывы»

Жительница Донецка Ольга с теплотой вспоминает свой родной город. Его пришлось покинуть из-за войны. Переезжала с подругой, детьми и котом. В Донецке Ольга работала учительницей. Вспоминает, как при обстрелах школьников охватывал ужас. Как родители просили пересадить их ребенка подальше от окна, чтобы его не ранило осколками.

Когда ведешь урок, резко начинаются взрывы – и дети перепуганные. И родители звонят: «Пожалуйста, можно моего ребёнка посадить не на первый ряд от окна, а на третий?» Потому что если прилёт будет, то ребёнок первый пострадает. Ну я говорю: «Я же не могу весь класс пересадить, я бы с удовольствием».

Донецк – это город, где прошло моё детство, где прошла моя юность, где я училась, закончила колледж, вышла замуж, родила ребёнка, начинала педагогическую карьеру. Город, в котором остались и друзья, и все знакомые. Город детства.

Ведешь урок – и тут начинаются взрывы

В воспоминаниях это всё свежо. Иногда просматриваю новости, там какое-то происшествие, что-то произошло на пересечении улиц Богдана Хмельницкого и Розы Люксембург. И я помню это место, я знаю это место. Когда фотографии пересматриваем – тоже вспоминаешь все. Смотрели фотографии с Нового года 2014, «Донецкая зима» подписана фотография. Вспоминаю эту ёлку, вспоминаю площадь Ленина.

Родственников там осталось немного, потому что в основном все поразъезжались. Люди, которые понимают, которые думают о будущем, о своих детях, они в основном покинули этот город в надежде на то, что когда-нибудь, может быть, придется вернуться.

Ведешь урок – и тут начинаются взрывы

В 2015 году, зимой, 19 января были очень сильные обстрелы. Было очень громко, шумно и страшно. Утром позвонила директор школы и сказала, что мы на занятия не выходим. Занятия в школе прекращаются на неопределённый срок – мы переходим на дистанционное обучение.

Но сидеть дома и ждать, когда прилетит снаряд, так себе затея. Поэтому мы быстренько организовались, решили куда-то ехать.

Мы созвонились с родственниками. У жены брата моего мужа ребёнок такого же возраста, как и мой. Она собрала быстро вещи Вовы, я собрала вещи Лили, мы загрузили это всё в машину, я села за руль, и мы быстренько уехали.

Говорю: «Куда мы будем ехать?», она говорит: «Поедем в Днепропетровск». Говорю: «Я не знаю, город большой, город чужой. Как мы там будем?». Она: «Не переживай, всё сладится». Вот так мы сюда попали.

Детей сразу определили в школу, чтобы не прогуливать, не тратить драгоценное время. Это 4 класс, выпускной из начальной школы. Нашли квартиру и два месяца жили в Днепре.

Но потом школа в Донецке заработала. Директор позвонила: «Когда вы всё-таки выйдете? Дети без вас скучают, выходите на работу». Ну, покрутились-повертелись, решили вернуться в Донецк.

Приехали – опять обстрелы, опять прекращение учебного процесса, опять у ребенка стресс, опять этот страх. Когда ведешь урок, резко начинаются взрывы – и дети перепуганные. И родители звонят: «Пожалуйста, можно моего ребёнка посадить не на первый ряд от окна, а на третий?» Потому что если прилёт будет, то ребёнок первый пострадает. Ну я говорю: «Я же не могу весь класс пересадить, я бы с удовольствием».

Когда начинается бомбёжка, дети прячутся под парты… «Дети, не бойтесь!» – «Что это было? Что это за звук?» – «Это кастрюля на кухне упала». Вру им открыто. В таком ритме мы проработали апрель-май. После последнего звонка решили всё-таки уезжать, пока не прекратятся активные боевые действия.

Это решение не одного дня, не одной минуты. Это весы, это взвешивание за/против. Как будет тут – неизвестно. Бросать то, что там… Думаю о своих детях, думаю о своем будущем, о том, как работать, о том, как выжить. Все-таки принялось решение уехать.

Остановились на Днепре, потому что у меня родители живут на границе Донецкой и Днепропетровской областью, и в принципе, как с Донецка, так и с Днепра - одинаковое расстояние.

Кот-переселенец у нас. Нам его подарили в Донецке, и он не знал, что такое улица вообще. Когда уезжали, естественно, даже вопрос не стоял, забирать кота или нет, конечно, забирать. Мы купили ему шлеечку, запустили в машину. Кот, естественно, в панике. Картинка из окна – это для него улица была. Окно, птички, деревья, посмотрел, поулыбался, пошёл. А тут в машине, паника, истерика. Он за руль бежит, на руки лезет, лапы на руль ставит.

Днепр стал моим вторым домом. Я привыкла к этому городу. Тяжело было сначала привыкать, потому что новый коллектив, новая школа, новая квартира. Всё не так, всё не нравилось.

До войны было больше уверенности в завтрашнем дне, больше целеустремленности. Даже не задумывались о том, что в будущем может что-то случиться. Вот есть моя семья, есть моя работа – и это незыблемо, это никуда не денется. Но оказалось, делось.

Мы не могли представить, что в нашем городе может такое случиться. Поэтому если что-то где-то начинается, вот, например, ввели военное положение – уже паника. Она неосознанная, она где-то из глубины души выходящая, но паника. Потому что думаешь: хоть бы здесь это не началось. С опаской смотришь на всё происходящее в стране. Мы не сможем быть после этого всего уверены в будущем никогда.

Поэтому, если здесь есть какая-то стабильность, на неё смотришь и дорожишь каждым днём. День пришёл – классно, здорово, что он прошёл спокойно.

Однажды одна мама выложила информацию: кому интересно, есть Фонд Рината Ахметова, помогает деткам, есть такая акция, которая называется «Мирное лето – Детям Донбасса».

Ведешь урок – и тут начинаются взрывы

Мы как раз думали, куда ребенок поедет отдыхать, где ребёнок будет оздоравливаться, чем будет заниматься всё лето, кроме как инстаграм. Мы созвонились со Штабом, оставили свои координаты. Нам сказали, что вы можете приезжать, ваш ребенок прошел в этот лагерь.

Понравилось, забирали со слезами ребёнка. Ребёнок стал более открытым, стал более общительным, раскованным. Исчезли какие-то страхи, тревоги. Менее тревожная стала дочка. Появилось много друзей, с которыми они общаются до сих пор. Она потом ещё месяц в уши нам жужжала, как там было здорово. «Если в следующем году будет, я же поеду туда?» – «Конечно, поедешь».

Ведешь урок – и тут начинаются взрывы

Хочется мира, хочется, чтобы не было военного положения, чтобы все люди жили спокойно и уверенно. Чтобы каждый работал и получал за свою работу достойную зарплату. Чтобы у каждого сбылись все мечты. Это так важно, когда человек о чем-то мечтает, и эта мечта сбывается. Чувствуешь себя совершенно на другом уровне.  

slide1
slide2
slide3
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям