Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
Лилиана Кухарева

«У нас ничего нет, кроме ран»

просмотров: 515

Когда случилось с нами горе, много знакомых протянули нам руку помощи. Приходится всё наживать заново. Нас вывезли просто в нижнем белье. Люди нам помогали. И в Харькове, и в Новоайдаре, где мы лежали, люди несли и продукты, и вещи, потому что мы были без средств к существованию.

Мы лишились нормальных условий быта. Вся мебель испортилась. Стены рухнули нам на голову. Мы лишились всего.

У нас ничего нет, кроме ран

Главное, что мы живы. У нас взорвался снаряд прямо в квартире. В эпицентре муж был. Главное, что он жив, и мы остались. Наживём.

Обстрелы продолжались третью неделю. Было очень страшно. На улицу мы практически не выходили. Ни на работу, никуда не ходили, и в магазин было страшно выйти. Жили мы практически в коридоре. Я боялась заходить в комнаты.

У нас ничего нет, кроме ран

В ту ночь я проснулась от резкого удара по голове и поняла, что я просто не могу встать. Мы были погребены под обломками. На нас рухнули стены.

Было не то что страшно, а очень страшно. Волосы шевелились на голове. Я с большим усилием вылезла из-под обломков. За мной - ребёнок. Наверное, от страха мы спали очень тесно, близко друг к другу. И я его как бы прикрывала. Он встал за мной. Я смотрю – ножки-ручки целы. Муж был привален мебелью.

Общими усилиями я его вытянула из-под мебели и увидела, что у него очень сильно порваны ноги. Кровь лилась прямо как вода из-под крана. Нужно было чем-то перевязать. Ничего не было под руками. Стены рухнули в коридор, в коридоре были какие-то вещи. Нашла я шарф какой-то в пыли. Этим шарфом перетянула ноги.

Телефонов не было. Приходилось кричать в окно разбитое и звать людей на помощь. Стояло облако пыли. Нечем было дышать. Приходилось дышать этой пылью. Мы ещё неделю кашляли потом.

Бросилось в глаза – окна нет, небо звёздное, большая луна. Это был ужас. Стены были разрушены и в соседнюю квартиру. Большое поле разрушено и посреди этого поля муж, придавленный обломками мебели.

Мы с ребёнком спали возле входной двери, потому что считали это безопасным местом, а он спал в зале, на своей привычной кровати. У нас муж сильный мужчина, он не боялся ничего.

Он был весь притрушенный пылью, кровь стекала по лицу, и по пояс мебелью заваленный. Мебель была очень тяжёлая. Это было ужасно. Я думаю, он был в шоке, потому что он мало что помнит. У него баротравма на два уха, лопнули перепонки.

Слава Богу, живой.

Люди, которые видели эти видео, ну как нас выносили, какие разрушения, удивляются, что мы там вообще остались живы.

У соседей заклинило дверь, они не смогли сразу прийти. Когда подтянулись соседи, они сразу ребёнка забрали в подвал, потому что он был целый. А мы занимались мужем. Муж был в очень плохом состоянии.

Скорая помощь подоспела, сделали ему укол, вынесли его в окно, так как пройти через входную дверь было невозможно. Приехали мы в больницу, нам стали оказывать первую помощь. И в это время выбивает свет. Было страшно. Летели окна, и в больнице было очень страшно.

И наутро нас решили вывезти в Новоайдар на операцию. У нас хорошие врачи, замечательные, но они просто не смогли прооперировать без света. Мы заехали за ребёнком, забрали его из подвала, где он был с соседями. Причем обстрелы продолжались, летели «Грады». Всё это было не то что страшно, а очень страшно, вот.

Забрали ребенка и в чём были, без вещей, без ничего, без денег, мы поехали в Новоайдар. В Новоайдаре в больнице люди узнали о том, что с нами случилось, и к нам потянулись вереницы. Нам приносили продукты, одежду. Кормили нас целую неделю. Там живут замечательные люди. Спасибо им.

Но муж был в очень тяжелом состоянии, и мы приняли решение вывезти его в Харьков, хотя у нас там не было ни знакомых, ни родственников, никого. В Харькове к нам отнеслись тоже люди хорошо, с пониманием. Видели, в каком мы состоянии. Что у нас ничего нет, кроме ран. Три месяца мужа в Харьковской областной больнице поднимали на ноги.

Первые дни у нас был просто шок.

Ребёнок заикался. Зрение у него село. Появились страхи после этого. Мы боимся громких звуков, взрывов. Когда были в Харькове, малейший звук – мы падали просто на пол. Не могли никак избавиться от чувства страха.

У нас ничего нет, кроме ран

Мы благодарны Ринату Леонидовичу за то, что ребёнок пройдет реабилитацию. Это очень важно – здоровье ребёнка.

Мы все хотим мира. Все хотим, чтобы это всё закончилось, и нас больше не обстреливали.

Счастье 2016 Видео Истории мирных женщины мужчины дети разрушено или повреждено жилье раненые психологические травмы безопасность и жизнеобеспечение здоровье
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям