Истории, которые вы нам доверили

меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

Ко всем историям
просмотров: 204
Татьяна Васильевна Гриненко
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
Очеретино
Очеретино
«От стрельбы у мужа случился инсульт»

Война застала семью на даче. После взрыва у мужа случился инсульт. Он полностью обездвижен, может только плакать. Чтобы пережить бомбежку, ночевала с соседкой в поле, на матрацах. Теперь на плечах женщины три инвалида: муж, брат и свекровь.

Стрельба со всех сторон из тяжёлых орудий, солдаты едут и располагаются в поселке, с автоматами. И сразу страх, шок, стресс. И от этой обстановки у мужа случился обширный инсульт.

Донбасс… Взрывы, стрельба, огонь, пламя, руины, гибель мирных людей. Пришла беда. Жители не знали и не думали, что беда называется Война. А ещё другое название этой войны – АТО.

Война уничтожает Донбасс – заводы, предприятия, строения, жилые кварталы, а самое главное мирных жителей. Погибают дети, старики и все остальные. Люди страдают и не понимают, что это за война такая. Уже погибло несколько тысяч людей.

«Не думали, что война застанет нас на даче»

Вот и моя семья тоже попала в сложную и тяжёлую ситуацию. А случилось так. До войны (так буду называть хорошее время) мы с мужем решили купить дом под дачу, так как я пошла на пенсию, и чтобы не сидеть в квартире [в Донецке], а двигаться.

По объявлению под поселком Очеретино купили дом. Сначала ездили по выходным дням, садили огород, занимались другими работами, отдыхали, короче, двигались. Затем стали оставаться на лето, чтобы не ездить по выходным. Экономия времени и всего остального.

Проходили месяцы, годы, а мы продолжали ездить. Муж даже устроился рядом на работу. Не думали, что война нас застанет на даче. Дороги перекрыли, мы не могли выехать и оставить дом. Думали, что это быстро закончится, а не тут-то было.

Стрельба со всех сторон из тяжёлых орудий, солдаты едут и располагаются в поселке, с автоматами. И сразу страх, шок, стресс. И от этой обстановки у мужа случился обширный инсульт.

«Мы были зажиточной семьей, а стали попрошайничать»

Тяжёлое заболевание – парализация всей левой стороны, потеря памяти, речи, нарушение работы головного мозга. Больница. А самое интересное – нужны деньги и не малые. Лечение дорогое, и без денег не обойтись. Так начали попрошайничать. А мы ведь были зажиточной семьей. Муж работал, моя пенсия, квартира в Донецке, гараж, автомобиль. А кто мы сейчас? Попрошайки, нищие.

 Кто мог, помогли – родственники, знакомые, друзья. И дальше все больше и больше проблем. Справки, оформление инвалидности, пропуска и везде препятствия. Затем опять новые или другие справки, а это нервы и от неизвестности опять страх, шок, стресс – удар по всему телу.

«Один раз дочь лежала рядом с неразорвавшимся снарядом»

Муж не ходит. Состояние здоровья не улучшилось, а наоборот, хуже. А ему сейчас всего 52 года. До инсульта он плохо ходил, так как остались последствия взрыва газового баллона в автомобиле. Он водитель, выходили его после этого. И вот этот инсульт. Особое внимание, поддержка, помощь депутата поселка, местного фельдшера больницы – во всех проблемах помогали.

Дочь в Донецке дважды попала под обстрел. Один раз лежала рядом с неразорвавшимся снарядом. От страха и в шоковом состоянии выехала со своей семьёй из Донецка. И опять у меня страх, стресс.

«Я была вся в стекле»

В 2:10 ночи я проснулась от тяжёлого звука. И на мне множество стекла, так как в эти дни было очень жарко, и я была без одеяла. Сначала не поняла, что это было. Лежу. Через 2-3 секунды опять тяжёлый взрыв. Все содрогалось.

Муж из другой комнаты спрашивает: «Что будем делать?» А я не знаю, что ответить, чтобы его не испугать. Я вся в стекле. Быстро освобождаюсь от стекла, пока нет взрыва, и бегу к нему. Руки и все тело дрожало так, что я думала, не успокоюсь. Быстро ему и себе валидол под язык.

Он ходить-то не может, бежать не получается, а я его не оставлю и не брошу одного. Беру одеяло и к нему в кровать, укрылись, обнялись и я сама себе сказала: «Что будет, то будет. Уйдем сразу вместе».

Опять взрыв, еще взрыв, и так девять раз. Мы лежали. Настала тишина – все, можно двигаться. Со двора на улицу выйти нельзя. Под калиткой и воротами сбитые деревья, электропровода, осколки снарядов. Три часа ночи, ещё темно, страшно и опять стресс, паника, крики, а тело опять задрожало. Какое может сердце такое выдержать?

«Все десять окон без стекол, крыша – решето»

Пять утра. Светло стало. И что я увидела. Окна двойные, десять, все без стекла. Крыша – решето, на всех постройках (забора нет), в общем, много повреждений, не перечесть. За что? Мы мирные жители.

А в три ночи ехала скорая к соседу, ему стало плохо. Но проехать не могла, не было проезда из-за сбитых деревьев и электропроводов. Пока объезжала скорая, сосед умер – инфаркт. И как дальше жить? Кто ответит на этот вопрос?

«Положили на тачку матрац и поехали в поле – спать»

На второй день сказали солдаты, что опять будет обстрел ещё больше. Что делать? А как раз ко мне звонили друзья из соседнего поселка и сразу приехали помочь. Я попросила, что бы они забрали к себе мужа. Забрали его.

А я с соседкой на тачку положили матрац и поехали в поле – спать. И как раз в эту ночь бомбили тот поселок, где находился мой муж. Опять у него стресс. Какое может быть выздоровление? Ещё хуже.

«Муж постоянно плачет»

Теперь он постоянно плачет, что не спросишь, скажешь – все плачет. Надо опять уколы, лечение, и снова нужны деньги. А где их взять? Ведь за два года его болезни ушло 59 тысяч гривен. А они не печатаются.

А ещё надо заниматься ремонтом дома после бомбежки. Надо к осени и зиме готовиться. А я одна все делаю. Здоровьем не блистаю. Жаловаться сильно за себя не могу. Такой характер.

Это еще не всё. В Донецке у нас свекровь осталась, забрать мы не можем, так как она после всего этого не стала ходить ногами. Отказали ноги ей 80 лет.

«Брат остался в Донецке один»

А беды продолжаются. Мой брат, который тоже живет в Донецке, один. Жена его 10 лет назад умерла, единственный сын три года назад умер. Он инвалид. В прошлом подводник, на атомной лодке служил. Затем автомобильная катастрофа, переломы. Остался жив, немного передвигался ногами.

 А в 2016 году, в октябре упал и опять перелом, нога не срастается, не ходит. Тоже не могу его бросить. И вот каждый месяц езжу в Донецк к свекрови, брату помогаю, как могу. А мужа на соседку оставляю.

«Мне тяжело, но я не плачу, мне нельзя»

Поездка в Донецк тяжёлая, блокпосты, а там, на таможне по пять-семь часов стоишь, может, и дольше. Опять нервы, здоровье. На своей земле и не можем ничего сказать. Как быть? Когда все закончится? Мне очень тяжело, но я не плачу, мне нельзя плакать, я кричу во весь голос. Не могу опускать руки и расслабляться.

У меня три больных инвалида, а я одна. Как дальше жить? А живем и выживаем благодаря гуманитарной помощи Рината Ахметова. Какое надо иметь сердце, а у него огромное сердце. Он накормил 12 миллионов жителей. Это не каждому дано такое сердце. Ему и команде Фонда «Поможем» низкий поклон и величайшая благодарность.

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
slide6
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям