Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 91
Нина Антоновна Ляш
возраст: 75
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
«На снаряде не написано, чей он»

Живет в селе Марьинка. Во время обстрелов пряталась с семьей в подвале. С ужасом вспоминает этот период. Множество раз попадала под массивные обстрелы.

Самый страшный момент — это когда летел очень близко снаряд…

В 1956 году моего отца перевели сюда, в Марьинку, из Донецка. Он был начальником милиции. И переехала вся семья. У меня было два брата. Родители умерли, братьев тоже уже нет. Дети взрослые, сын и дочь. Сын живёт вместе с нами, а дочь замужем. С детьми живёт на другой улице, тоже в Марьинке.

Мой муж работал водителем неотложной помощи, когда начались эти перипетии, сын – на молокозаводе. Дочка работала сначала в детском садике, а теперь она регент в Храме Казанской иконы Божией Матери. 

«Такого городка больше нигде нет»

Городок наш хороший был, почти 11 тысяч населения. Работал шинно-ремонтный завод, молокозавод, дорожно-строительный, колхоз, совхоз. Пищевкусовая фабрика была прекрасная.  Она получила приз «Золотой орёл» – они ездили во Францию получать этот приз. Спецхоз был, там выращивали норок. Небольшой городок, но такой компактный, такой хороший.

В школах наших порядок, чистота. Учителя гостеприимные, всегда с улыбкой на устах. Бассейн был прекрасный. Спортивная школа и сейчас функционирует.

Школа-интернат для детей-сирот был. Свою лепту внёс и Ринат Леонидович Ахметов, очень помогал. Каждый класс был закреплён за каким-то предприятием района. Оказывали помощь. 300–350 детей было. Они были полностью обеспечены.

Люди у нас очень хорошие. Практически 20 лет я проработала секретарём городского совета. Я знала каждую семью. Знала, кто чем дышит, кто чем занимается. Приходили с различными вопросами и совета просили: «Антоновна, нам никто больше ничего не подскажет. Мы к вам пришли». Люблю я свой городок, люблю. Мне сильно больно за него.

Марьинка наша была лучезарная. Всегда была чистая, аккуратная. Люди за дворами порядок наводили, бордюры белили. Может, это по-колхозному. Ну и что? Зато беленько, чисто, красиво.

У нас сколько тысяч населения жило – вот столько роз было в городе! 10 000 роз росли в Марьинке. Городок у нас был прекрасный. Активные все были, много мероприятий проводилось. Как говорят, коль гулять так гулять, коль работать так работать.

Знаете, мне кажется, что такого городка больше нигде нет. 

«Никто не понял, что случилось»

Первый обстрел случился внезапно, неожиданно. Мы сидели на скамеечке во дворе, отдыхали. Было около 10 часов вечера. И вдруг что-то непонятное летит и разрывается. Мы опешили все, вся семья – что-то огромное летит над головой.

Соседи звонят: «Нина Антоновна, а что это было? Что это такое?» Я говорю: «Не знаю». Летели довольно-таки сильные снаряды. Никто не спал в эту ночь.

Рано утром собрались все соседи по улице. Никто не понял, что случилось. Сын сразу же побежал на своё производство – механиком работал – узнать, что там. А муж на второй день вывез в Курахово семью дочери с детьми, и там они были два месяца.

Много у нас пострадало на улице и домов, и людей. Муж отвёз детей и тоже с предынфарктным состоянием попал в больницу в Курахово.

«Мужу чуть не снесло голову снарядом»

Самый страшный момент — это когда летел очень близко снаряд… Сын успел упасть под орех, а муж не успел добежать до подвала. Я успела добежать, а он не успел. Если бы он был выше, ему бы снесло голову. Снаряд разорвался в конце огорода. Столб пыли такой поднялся, что я и не поняла: дым это или пыль. Подумала, что у соседей пожар.

Привыкнуть к этому нельзя. Многие жили в подвалах. Первое время мы тоже прятались там, но он у нас холодный. Замерзали мы в нем. Наш подвал ещё в начале двадцатого столетия построен. И выложен весь диким камнем. И стены, и свод. Не дай Бог, упадёт свод – все. И мы перестали там прятаться.

Мужчины мои сразу сказали, что будут в доме. А потом и я подумала: ну что я буду там мучить сама себя. Чему быть, того не миновать. И ушла в летнюю кухню.

Пережили, конечно, мы многое. Страшно было. Ужасно. Неожиданно. Даже если и есть у нас какие-то враги, не хотелось бы, чтоб они это ощутили. Не надо, чтобы это повторялось. 

«Такой Марьинка никогда не была»

Дети прятались в подвалах. Мои внуки жили в подвале. Днём выходили, проветривали, просушивали матрасы. А на ночь опять туда. 

Дистанционное обучение организовали для детей. Они получали задания, дома делали уроки. Потом назначался в школе день – они относили эти домашние задания. Учитель проверял и дальше давал задания. Спасибо учителям, которые, не считаясь ни с чем, приходили в школу, работали. 

Говорю спасибо и медикам нашим. У нас амбулатория не закрывалась, работала. И все врачи работали. Скорая помощь работала, неотложная.

Детский садик временно не работал, но потом тоже начали деток собирать. Начали люди возвращаться потихоньку, хоть и было неспокойно.

Не было никаких развлекательных мероприятий, ничего не было. Многие уехали. Город стал глухим. Такой Марьинка никогда не была.

Слезы катились, как град. Думаешь: за что? Почему людей выгнали из родного города? Мы же не заслужили.

«Мечтаю, чтобы дети не боялись ходить в школу и дом творчества»

Мечтаю о том, чтобы быстрее все это безладье закончилось. Чтобы наступил мир. Чтобы люди спали спокойно, не вскакивали при каждом звуке, при каждом шорохе. Нервная система у многих нарушена.

Мечтаем о том, чтобы мирно жили дети, чтобы не боялись идти в школу, в парк покататься на аттракционах. На кружки чтобы ходили – не боялись идти в Дом творчества, как было раньше. Хотелось бы, чтобы и плавательный бассейн открылся. Потому что плавание – это лечение.

Не знаем, кто виноват в этом. Когда у нас попало в крышу, у меня спрашивают в полиции: «Откуда?» Ну так, говорю, не написано на снаряде, откуда он летел. Чей он? Не написано. Было бы написано на нем, тогда бы мы знали точно, кто это делает. 

Благодаря различным фондам наши жители и гуманитарку получали, и стройматериалы. Ремонтировали дома. Приезжали одесситы – по нашей улице отремонтировали крыши, которые пострадали. Спасибо всем!

Ринату Ахметову сколько людей благодарны! Получали гуманитарную помощь – продукты первой необходимости. Это важно, особенно для тех людей, у которых минимальная пенсия. Что и где они купят за такую пенсию? А в помощи – и макароны, и крупы, и сахар, и масло, и паштетик. Я тоже получаю гуманитарку. Стоишь среди людей и слышишь благодарности.

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
slide6
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям