Истории, которые вы нам доверили

меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

Ко всем историям
Алла Анатольевна Чеметьева

«Мой муж умер у меня на руках»

просмотров: 944

Война оставила глубокую рану в душе Аллы Чеметьевой. Она с болью рассказала о страшных бомбардировках, разбитых домах, человеческих страданиях. Люди, которым выпало столько тяжелых испытаний, сплотились и помогали друг другу выстоять в беде, постепенно вернуться к жизни. Вот только страх остался с ними навсегда.

Сначала мы по телевизору увидели, что в Славянске начались боевые действия. Я тогда работала директором школы, мне позвонили из управления образования и сказали: «Алла Анатольевна, Вы стойкий человек. У нас плохая новость - на Первомайск уже идут танки. Сейчас Вы должны организовать коллектив работников и детей. Детей передать родителям из рук в руки, а всем сотрудникам рассказать о ситуации».

Работа меня сделала выдержанной, стойкой. Были истерики у учителей, а дети не все понимали - мы им не рассказывали, только родителям. А учителя, конечно… Особенно – у кого дети служили или учились в военных институтах. Выпускной вечер у нас был скомканный, потому что боялись обстрелов.

«Когда разбомбили нашу школу, я плакала. Казалось, ее уже невозможно отстроить»

Мой муж умер у меня на руках

Конкретные обстрелы начались летом 2014 года. Мины упали возле школы, выбили окна, крышу пробили в спортзале. Я, когда это увидела, плакала. Мне казалось, что ее уже невозможно отстроить. Тут такое творилось – людям было страшно даже в магазин за хлебом пойти. Только выйдешь – и начинают стрелять, да так громко, что бежишь, и руки-ноги трясутся.

Потом приезжал к нам губернатор, зашел в школу, и ему там микроклимат понравился. Он сказал, что ее нужно возродить. Мы все, жители поселка, об этом и не мечтали. Но деньги выделили, подрядчика нашли, и стали все ремонтировать. В первый год дети не учились, мы полиэтиленом окна закрывали – спасали школу, как могли. Мне помогали учителя, дети, выпускники школы, родители, потому что школа – это единственный центр в нашем поселке.

«Моего мужа ранило в голову, живот и голень. Он умер на моих руках»

Война на всех нас повлияла, мы стали очень бояться. Когда летели снаряды, люди падали на землю. К нам приезжали сотрудники «Красного креста», NRC – учили, как действовать во время минного обстрела, и многим из нас это помогло.

Я помню, как стрелял «Град», мы попадали на пол, а в окне было видно, как мелькают красные стрелы. А когда прекратилось – сердце колотится! У нас тут многие получили сахарный диабет, тахикардию, гипертонию.

Мой муж умер у меня на руках

В феврале 2015 года начали усиленно обстреливать наш город. Тогда горели дома, снаряды прилетали прямо в окна, в двери, разрушали полностью здания. Наша завуч вместе с мужем и свекровью как-то остались ночевать у ее мамы, а их дом в щепки разнесло – три снаряда попало.

Они остались, в чем были, и без жилья совсем. Конечно, мы все плакали и помогали, и управление помогло, и они выкарабкались, выстояли.

А в 2017 году пошли мы с мужем за хлебом в магазин, и вдруг рядом взорвалась мина. Моего мужа ранило в трех местах – в голову, в живот и в голень. Я родилась в рубашке, как мне сказали – вообще не была ранена, только маленькую контузию получила. Еще мальчик двадцатилетний возле нас шел – и он получил ранения.

У меня такой стресс был! Со мной психолог потом работал из миссии «Врачи без границ». Мне очень трудно было пережить, когда муж умер. У него от этих осколков тромбы образовались. Он пожил совсем немного, а потом дома вдруг упал и за пять минут умер прямо на моих руках.

От горя у дочери был гипертонический криз. И я долго в больнице лечилась. Теперь моей половинки нет, я живу одна, меня поддерживают дети.

«Мы делились последним кусочком хлеба, глотком воды»

Мой муж умер у меня на руках

Война всем нам принесла горе, слезы и страх. У нас в школе дверь была открыта, и когда начинался обстрел, люди бежали укрыться в помещении. А в доме у нас есть угольные сараи в подвале, так мы с соседями там сидели, когда очень сильные обстрелы были.

С нами была многодетная семья, у их малюсенького ребенка заболели почки, температура поднялась. Я помню, как одни из нас носили этого ребенка на руках, а другие бегали искали благотворительные организации, чтобы эту семью вывезли, и мы этого добились. Мы делились последним кусочком хлеба, глотком воды, ведь из дома нельзя было выйти.

И до сих пор мы сидим в неведении, сможем ли когда-нибудь спокойно спать. Хоть сейчас и меньше стали обстрелы, но как только где-то бахнет, я вскакиваю на кровати. Не так давно опять стреляли днем, и одна соседка как услышала – в чем была, побежала к своей родственнице, и там с ней случился инсульт. Просто страх теперь живет с нами. Как только начинают стрелять, мы боимся.

Мне очень больно. Мы – мирные жители, хотели видеть свою землю цветущей, радостной. Хотели радоваться жизни. Я мечтаю о мире, чтобы мы все снова жили на своей мирной цветущей земле и радовались.

При цитировании истории ссылка на первоисточник — Музей "Голоса мирных" Фонда Рината Ахметова — является обязательной в виде:

Музей "Голоса мирных" Фонда Рината Ахметова https://civilvoicesmuseum.org/

Rinat Akhmetov Foundation Civilian Voices Museum
Золотое 2014 2015 2017 2021 Текст Истории мирных пенсионеры дети психологические травмы обстрелы потеря близких безопасность и жизнеобеспечение образование санитария и гигиена здоровье работа старики (60+) дети
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям