Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 133
Ирина Георгиевна Паращук
возраст: 77
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
photo6
«Лучше бы меня убило, чем Олечку. Нам оставалось только поворот пройти»

С 2014 года она похоронила шестерых своих родственников. Кто-то погиб от осколка снаряда, другой заболел из-за нервотрепки. На ее глазах погибла племянница, а сама была ранена.

"Ребёнок у меня. Я только за него и переживала. Уже за себя я не переживаю. Бога просишь, чтобы было всё нормально, чтобы дети были живы, внуки здоровы. Чтоб войны не было".

В Гранитное я с детьми переехала из Казахстана. Дети в школу здесь ходили. После армии сын в училище учился. Дочка – в техникуме. Жили, работали.

 Нас предупредили, что войска должны к нам прийти. Когда стали ехать БТРы, машины, мы ходили, смотрели. С соседями всё время у нас тут на камушке сидели. Даже первое время, когда стреляли, нам как-то было всё равно. Мы не думали, что что-то серьезное будет. А осенью началось... Люди начали бежать, кто куда мог. 

 Мы встречали маму моей племянницы Олечки. Втроём шли, мама ее впереди с тележкой, а мы с пакетами сзади. Никто не думал, что опасно. И тут два снаряда. Один не взорвался, а второй взорвался. Это всё полетело.

 Я на метр-два шла впереди племянницы. Меня волной сбило.

По голове осколком, по руке резануло, по спине осколки были. А она только крикнула: «Мама!» и упала на меня, и всё. В лёгкое попало, осколок. Пробило насквозь. Ей 41 год был.

Меня контузило, по голове через шапку пробило. Присмалилось к голове. И руку что-то черкануло. Я чувствовала что-то горячее. Глянула потом, когда в себя пришла, а там кровь. Думаю, откуда? И на спину попадали эти осколочки, куртка была побита. 

Здесь ни врачей, ничего не было. Ни света, ни связи. Cосед поехал в скорую, сообщил. Ну, что они могли? Спасти уже не могли племянницу. У меня был шум в голове. Я и разговаривать не могла, заикалась. 

Лучше бы меня убило, чем Олечку. Нам нужно было только поворот пройти, два метра осталось. И всё… За шесть лет мы шестерых родственников похоронили.

Как-то с правнучком моим шли по дороге. Начался обстрел. Пришли в подвал ко мне домой. Там холодно было. И как только перестали стрелять, я побежала в дом за тёплой одеждой. Он, бедный, так напугался! «Ирочка, держи мои ручки», – говорит. Ему было полтора годика. Очень был напуганный. 

Сильно стреляли. Мы ночами не спали. Одетые сидели. Я диван подвинула, сделала себе тамбур и там сидела. Подушки и одеяла на голове. 

От обстрелов стекла потрескались – осколок попал. У соседа в забор угодило и тачку разбило. Через мой дом куски полетели. Все удивляются, как тогда не затронуло ни трубу, ни шифер.

В дома попадали [снаряды]. На соседней улице говорят: «Только из кухни вышли в другую комнату – снаряд упал в эту кухню». Вот и всё. 

Помощь нам дают, продуктами помогают. Муку, сахар, масло, рожки, «Завтрак туриста», пшеничная крупичка. 

Куда бежать? Я месяц побыла у дочки в Мариуполе. Вернулась.

Куда бежать, куда прятаться, в какой угол сесть? Сидела здесь, бахнули сюда – ушла туда, бахнули туда. Идёшь по улице и тебя могут убить. Куда попадёт, ты ж не знаешь, Куда наступишь?

Война — это страх. Даже в прошлую ночь стреляли. Утром как начали бахкать! Ребёнок у меня. Я только за него и переживала. Уже за себя я не переживаю. Бога просишь, чтобы было всё нормально, чтобы дети были живы, внуки здоровы. Чтоб войны не было.

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям