меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
Ко всем историям
просмотров: 1117
Илона Войтова
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
Сопино
Сопино
«Как я могу бросить поселок на произвол судьбы?»

Когда началась война, моему старшему сыну было 18 лет, младшему – шесть лет.
Мне очень страшно это говорить, потому что бабушка всегда вспоминала, что когда была война, ей было 16 лет.
А сейчас я понимаю, что и нас это все застигло.

«На меня начали кричать: «Что ты здесь сидишь? Уходи отсюда!» Я говорю: «Куда я уйду? Моим родителям по 70 лет, я работаю медсестрой, я не могу уйти. Я если буду уходить, то уйду последней!»

Море заминировано у нас, отдыхающих нет. Местные жители редко даже выходят на улицу. Дети очень редко гуляют, потому что привыкли к тому, что может внезапно начаться бомбежка. Сыну [младшему] сейчас 11 лет, а он на улицу практически не выходит.

Это было числа 12 февраля, зашли сюда батальоны. Ну как зашли? Вы знаете, настолько было страшно, когда очень много военных внезапно появляется с оружием. Когда техника, танки – все громыхает. В поселке военные ходят. 

Забежал один, на меня начал кричать: «Что ты здесь сидишь? Уходи отсюда!» Я ему говорю: «Куда я уйду? Моим родителям по 70 лет, я работаю медсестрой, я не могу уйти. Я если буду уходить, то  уйду последней! Как я могу уйти и бросить поселок на произвол судьбы?»

Приходили бабушки, которые трусились, переживали. Капала, конечно, и Корвалол, и успокоительные. Все друг друга успокаивали. Вы знаете, мы как-то друг друга поддерживали. 

Я помню 14 февраля 2015 года, когда мы в 7 часов утра залезли в подвал и вылезли только без пятнадцати 12 ночи, когда начали отходить танки. Мы смотрели из окон подвала, как они уходят, и мы так радовались! Господи, неужели перемирие, неужели это все может [закончиться]!

Было очень страшно 25 августа 2015 года. В полпервого ночи начался сильный обстрел. Я из спальни ребенка, как он спал, хватаю в одеяле, несу в зал на кровать и ложусь сверху. И боюсь, чтобы его, не дай Бог, не прибило. Потому что мы ничего не успевали: ни одеться, ни обуться. Окна, двери со всех сторон ходили ходуном. 

Я смотрю: младший у меня был такой бойкий, а сейчас если что – начинает плакать.

Конечно, психологически на детях отразилось все это. Все они помнят, все они вспоминают. Вот сейчас идем даже летом на море, а мне младший говорит: «Мама, а раньше, вспомни,  когда  стреляли, мы уже сидели в подвале, а сейчас мы идем на море, мы уже к этому привыкли».

Ко всему привыкаешь, потому что постоянно не будешь сидеть  в квартире…

Спасибо Фонду Рината Ахметова. Он привозит продукты питания пенсионерам, деткам, семьям многодетным – крупы, масло, паштет. Спасибо Фонду Рината Ахметова, молодцы! Они все настолько организовано [действуют], все быстро на выдаче. Пять с плюсом. 

У нас пенсионеры в основном все преподаватели и учителя училища, у которых мизерная пенсия. Они очень благодарят. Вы знаете, люди всегда, когда получают гуманитарную помощь, все идут на таком позитиве, и тогда можно хоть людей всех увидеть в поселке!

Поселок тогда гудит! А так пройти – поселок весь по домам сидит…

Помогите нам. Поделитесь этой историей
Facebook twitter
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям