Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
header-logo

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
просмотров: 250
Яна Базыкина
возраст: 31
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
«Это казалось кошмарным сном, и мы до сих пор не проснулись»

26 мая 2014 года – день, как говорят сейчас дончане, который изменил нас навсегда… И я, как коренная дончанка, человек, который всю свою жизнь до начала военных действий прожила в Донецке, не могу с этим не согласиться.

Самое страшное последствие военного конфликта для меня в том, что мои родные и друзья теперь живут в разных городах и даже странах. Нет привычного общения, встреч. Теперь, чтобы увидеть родителей, мне приходится преодолевать блокпосты, очереди, проверки документов, вещей, иногда и допросы – зачем и куда еду. 

Это казалось кошмарным сном, и мы до сих пор не проснулись

Когда начинались волнения в Донецке, я даже представить себе не могла, что это все обернется военным конфликтом длиною почти шесть лет. 

Помню, как в городе начали появляться вооруженные люди в военной форме, танки и военная техника на улицах. Но тогда это казалось каким-то сном, который скоро закончится. К сожалению, мы до сих пор не проснулись…

До начала военного конфликта я не знала и не особо понимала, что такое система «Град», минометы, «Смерч». К сожалению, мне, как и миллионам моих соотечественников, пришлось это узнать. 

Не знаю, правильно и уместно ли так говорить, но мне в каком-то смысле повезло, ведь я жила в центре Донецка на Набережной, и настоящие разрушения от снарядов, слава Богу, вживую почти не наблюдала. В основном в центре были слышны только залпы от прилетов и запусков снарядов. Но и это оставило свой след.

В начале военного конфликта я работала юристом в Управлении земельных ресурсов Донецкого городского совета. Очень любила свою работу, коллектив, с которым работала. Из-за начала военных действий многим пришлось уехать, но те, кто остался, продолжал ходить на работу.

Зарплату нам с июля 2014 года перестали платить, но мы все равно работали. Все ждали, что скоро все закончится. …Время шло, а ситуация становилась все хуже. 

Помню, как однажды к нам в здание на Марии Ульяновой ворвались вооруженные люди и сказали, что теперь мы подчиняемся им (хотя мы продолжали работать по украинскому законодательству). Это было страшно.

Нас ежедневно обыскивали на входе/выходе, чтобы мы не вынесли какие-то документы. Так продолжалось до ноября 2014 года, пока в городе окончательно не установилась «новая власть». Естественно, я не перешла на их сторону. И осталась без работы.

«Не заметили обстрела. Привыкли…»

К тому времени я уже привыкла жить под постоянные залпы снарядов. В городе лишь иногда было тихо.

Те, кто провел все время в Донецке, никуда не выезжая, выделялся на фоне тех, кто начало военного конфликта провел на мирной территории. Я помню, как в августе 2014 года был минометный обстрел Больницы имени Калинина, которая находилась недалеко от моего дома.

Это было рано утром. Я «спокойно» спала дома, а моя мама гуляла с собакой на улице. Привыкнув к постоянным залпам, мы даже не заметили, что рядом идет обстрел.

И лишь соседи из нашего подъезда, которые только вернулись в город, нам указали на это. Они от непривычного страха спустились в общедомовой подвал, чтобы переждать обстрел. А мы жили так не один месяц, и чувство страха у нас притупилось.

Помню, как у меня под окнами бегали вооруженные люди и стреляли в воздух с криками: «Все быстро домой!» Я никогда не забуду яркие вспышки от запусков «Града», которые я наблюдала из окна своей комнаты. В этот день я не могла уснуть и молила Бога, чтобы не было ответного прилета…

А еще я помню, как мы заклеивали все окна скотчем, чтобы они не разлетелись на мелкие осколки от взрыва. «Тревожный чемодан» стоял у меня в комнате, чтобы захватить его при вынужденной эвакуации. 

Мой город – город миллиона роз летом 2014 года, казалось, умер. Людей на улицах почти не было. Дорогу можно было переходить, не оглядываясь по сторонам, потому что машины почти не ездили.

19 января 2015 года. Крещение. В э тот день я с мамой, как всегда, пошла святить воду в храм на улице Артема. Еще с ночи город начал содрогаться от мощных залпов, в каждом районе было неспокойно.

Людей в церкви было очень много. Все стояли под звуки прилета снарядов. Казалось, в этот момент все молились про себя об одном: чтобы, наконец, этот ужас закончился. 

«Лучший подарок на день рождения – чтобы снаряд пролетел мимо»

20 января у меня день рождения. Я родилась в 00.10, поэтому всегда не сплю в это время. Но 20 января 2015 года при всем желании уснуть сделать этого не смогла.

Такой сильный обстрел города был, окна звенели, сердце билось учащенно и мысли только об одном: чтобы в твой дом не прилетел снаряд. И это лучший подарок на день рождения – твой дом целый, родные живы и здоровы.

2 февраля мне пришлось уехать из родного города. Я до последнего не хотела покидать Донецк. Верила, что скоро все наладится. 

К этому моменту почти все мои друзья уже выехали в мирные города и начали там строить свою жизнь. Мой родной брат со своей женой в июле 2015 года выехал в Харьков. Вначале они жили у родственников, а со временем приобрели собственное жилье. С тех пор мой брат не был дома.

Моя бабушка, которая осталась с мамой в Донецке, ни разу после этого вживую брата не видела. Моя бабушка инвалид II группы, у нее протезы на ногах, и дорогу до Харькова она просто не выдержит.

Никогда не забуду день, когда покинула свой город. Я рыдала, собирая вещи. Утром, когда я с родителями грузила вещи в машину, моя собака начала скулить и плакать. Чтоб выйти из квартиры, ее пришлось закрыть в комнате поскольку собака не давала выйти. От этого сердце еще больше щемило. 

Собака
Любимая собака

Всю дорогу до Запорожья я плакала. Помню, как на блокпосту на Богатыре военные меня спрашивали, все ли у меня в порядке, а я только улыбнулась сквозь слезы. 

Приехав в Запорожье, думала, что пробуду здесь полгода и вернусь домой. Но 2  февраля 2020-го исполнилось пять лет, как я здесь живу. И я не знаю, сколько еще придется здесь жить. И это самое страшное.

Уехав из дома, я еще больше поняла, какой прекрасный у нас Донецк. В моем городе все благоустроено, облагорожено. Чего, к сожалению, не скажешь про другие города Украины.

«Клеймо «Донецкая» прикрепилось надолго»

Первые месяцы жизни в Запорожье были сложными. Рядом нет друзей и родных. А из-за моей прописки многие считали меня, мягко говоря, не такой, как все. 

Я стояла на учете в центре занятости. Помню, в мае 2015 года меня направили на собеседование в одно из управлений районного совета. Как раз по моему профилю, я же три года проработала в Донецком городском совете. Но мой опыт и знания стали неинтересны после того, как узнали, что я из Донецка. Мне прямо сказали: «Мы вам ничего не говорили, но с вашей пропиской мы вас не возьмем». 

Клеймо «Донецкая» прикрепилось надолго в нашем обществе. Много раз при поиске очередной квартиры арендодатели мне отказывали даже в просмотре жилья из-за моей прописки. 

С такими проблемами столкнулся, наверно, каждый житель Донбасса, который выехал на мирную территорию. Это очень печально, ведь общество навесило на нас клеймо необоснованно, насмотревшись телевизор. 

В июне 2015 года я начала работать в ООО, которое после начала военных действий переехало в Запорожье. И для меня это стало своего рода облегчением пребывания вдали от дома, поскольку в компании работали на тот момент 90% тех, кто приехал вместе с компанией из Донецка. А кто, как не земляк найдет с тобой общие темы, поймет твои проблемы и сложности «донецкого»? 

«Верю, что мой родной Донецк наполнится счастьем»

Самое страшное последствие военного конфликта для меня в том, что мои родные и друзья теперь живут в разных городах и даже странах. Нет привычного общения, встреч. Теперь, чтобы увидеть родителей, мне приходится преодолевать блокпосты, очереди, проверки документов, вещей, иногда и допросы – зачем и куда еду. 

Я не могу поехать к родным в любой момент, когда захочу, поскольку этот путь занимает очень много времени. И я каждый день переживаю, чтобы они были живы и здоровы, ведь на расстоянии я не смогу помочь.

Каждый раз, когда вижу улицы Донецка, меня переполняют слезы счастья, но и одновременно большой боли оттого, что в мой дом пришла такая беда длиною уже почти в шесть лет.

Но в глубине души я верю, что однажды этот кошмар закончится – мой город вновь расцветет и наполнится счастьем. 

slide1
slide2
slide3
slide4
slide5
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям