меню
{( row.text )}
{( row.tag )}
Ко всем историям
просмотров: 1102
Ольга Абдурашитова
возраст: 67
photo0
photo1
photo2
photo3
photo4
photo5
«Больше не сможет танцевать Миланка… Ножку потеряла»

Ольга Ивановна живет в Мариуполе. Потеряла дочь во время обстрелов города в 2015 году. Трехлетняя внучка Ольги Милана после взрыва оказалась под завалами, рядом с погибшей мамой. Ребенка чудом спас обычный прохожий.

"Я в последний раз в 7:20 поговорила с дочерью, с Олечкой... Она с моей внучкой Миланкой в момент обстрела была в магазине. Это мгновение... После взрыва всё рухнуло – и двери, и окна, всё…"

Мы из Мариуполя. У меня двое деток, Александра и Олечка, которая погибла во время обстрела… 

«Бабушка сказала: «Разве это хороший фильм, когда танки?»

До войны всё нормально у нас было. Дружная семья. Я очень любила своих детей. Воспитывала, чтобы они были добрыми, отзывчивыми. И они у меня такие, любящие. Оля вообще всех защищала от мала до велика. Ещё маленькая была, но всегда была защитником.

Война – это очень страшно. Я знала только из истории о ней. Отец воевал, много наград имел, дошел до Кенигсберга. Так что мы знали о войне только по книжкам и рассказам отца.

Как-то мы пошли в кино, когда ещё в школе учились. Вернулись радостные. А моя бабушка Христя спрашивает: «Что вы смотрели? О чём был фильм?» «Ой, бабушка, там война, танки». И она сказала: «Это что, радость? Это хороший фильм, когда танки?»

И я вспомнила, что даже кто-то выскочил тогда из зала. Танк ехал, это дуло направлено было... И люди выскочили, потому что многие воевали. Бабушка сказала: «Война – это страшно. Нехороший вы фильм смотрели».   

Я всегда соболезновала людям, если где-то война происходила. И всегда детям говорила: «Слава Богу, что у нас нет войны». Это очень важно – жить в мире, в любви.

Я помню, маленькая была, возле бабушки лежала, когда бомбили Хиросиму и Нагасаки. Не знаю, сколько мне было. Наверное, такая, как моя внучка Милана, была. Она в три годика это ощутила, войну увидела воочию, в глаза. Этот «Град»…

Я помню, тогда прижалась, бабушка меня обняла, ведь там дети погибали. Никогда не думала, что это может случиться у нас. Очень печально. Столько детей пострадало. Я потеряла дочь. 

Мама Миланы Ольга

«По телефону вместо дочки ответил мужчина: «Она в морге»

Случилось все 24 января 2015 года. Я в тот день уехала в село. Мама после инсульта. Не очень хотелось ехать. Будто душа болела, как чувствовала. Но надо было. Автобус рано был. Я в последний раз в 7:20 поговорила с дочерью, с Олечкой... 

Она с моей внучкой Миланкой в момент обстрела была в магазине. Это мгновение... После взрыва всё рухнуло – и двери, и окна, всё. Очевидец, который спас Милану, Юрий его зовут, услышал голос ребёнка. Плач. 

Милана ползла и плакала. Говорила: «Спасите, помогите маме. У мамы ков (кровь)». Ей три годика было.

Когда обстрел начался, Юрий упал на ступеньки. Говорит, если бы зашёл внутрь, то погиб. Он позвал на помощь, потому что не мог сам поднять всё. 

Я как чувствовала неладное. Когда ехала, парень говорит: «Боже, как там бомбят Восточный». У меня всё...

Я не знаю, сколько раз звонила, миллион раз. Не могла дозвониться дочке – недоступна, и всё. Еле старшей дочери Саше дозвонилась, говорю: «Оля не отвечает». 

Они мне ничего поначалу не сказали. Саша уже поехала на место, нашла Олю мёртвой, а Миланки не было. Она кричала, звала ее и там, и в нашем дворе, это случилось рядом с домом нашим. В итоге нашла Миланку в больнице. МЧСники по рации выяснили, что она в городской больнице и ей ампутировали ножку. 

Я не могла ничего делать. Я стояла, как зомби. Материнское сердце, наверное, чувствует что-то. Перед этим мне снился сон странный… 

И я снова звоню-звоню Оле – ничего. И потом вдруг взяли трубку. Мужчина. Я не поняла. Я говорю: «А где Оля?» А он говорит: «В морге».

У меня была истерика. Они в морг меня не пустили. Саша меня встретила. Говорю: «Где Милана?» Я вообще не могла говорить даже. Она отвечает: «А Миланка уже не будет танцевать... У неё нет ножки, её ампутировали. Она в реанимации, но, слава Богу, живая». 

В тот же день в наш детсадик снаряд упал. Хорошо, что детей не было в  субботу. Но были жертвы. В аптеке девочка погибла, на остановке – девушка 20 лет, у нее дочка осталась маленькая.   

«Психолог сказала, что Миланке надо показать, где мама похоронена»

Война – это страшно. И дяди это делают взрослые, будто у них детей нет. Погибают ни в чём не повинные дети, старики. 

После операции Миланка очень часто звала маму. В больнице с ней психологи работали. Она боялась всего: самолёт летит, дверь стукнула, даже света боялась. Ведь в пяти метрах от нее «Град» взорвался. Она это видела, потому и света боялась. Сейчас уже лучше. 

Я не знала, как ей сказать о маме. Говорю: «Мама на небе. И когда нам разрешат доктора выйти на улицу, я покажу тебе самую яркую звёздочку. Это мама».

Как-то нас афганцы опекали в больнице и повезли в семью, где трое деток было. Мы слушали музыку, дети выступали, всё делали для Миланы. Это такое сострадание, любовь, участие в жизни!

И ей там подарили шарики. А Миланка отпустила их и говорит: «Мамочка, это тебе». Она говорила: «Иногда бывают тучи, я тебя не вижу». 

Потом психолог мне сказала: «Вы должны сказать ей, где мама. Должны показать то место, где она находится». И мы это сделали.

Когда Миланка подросла, уже было ей пять с половиной, мы поехали на могилку... Ещё памятника не было. А потом ещё раз, когда памятник поставили. Она сказала: «Мама, здравствуй. Я очень скучаю за тобой, но я знаю, что ты на небе и ты живая». А я ей говорю, что мама в архангельском войске, ведь она всегда всех защищала.  

«Бабушка, смотри, как я хожу»

Я верующий человек, всегда говорю: «О, Господи, пусть будут благословенны те люди, которые дали нам надежду, милосердие». Говорю в конкретном случае о помощи Фонда Рината Ахметова и других людей.

Когда мы в больницу попали, столько простых людей приходили к Миланке… Добра на свете больше! После случившегося первый, кто нам помог, это Фонд Рината Ахметова. Пусть люди эти будут благословенны. 

Мы на третьи сутки из реанимации Миланку повезли в Охматдет. Тяжело было, врач говорит: «Давайте остановимся в Днепре». Там ей сделали вторую операцию. И столько людей было, столько доброты и милосердия. Откликнулся Фонд Рината Ахметова. Лекарства – всё, что было нужно, всё они передали. 

Хочу поблагодарить и протезистов, и всех хороших людей. Пусть Господь их благословляет и хранит. Сейчас сделали хороший протез.

У Миланки при взрыве вывернулась ножка, и получилось, что в колене совмещение. Врачи позвонили в Германию, там дали рекомендации – и ей сразу же сделали протез, чтоб коленка его держала. Она надевает его сама, и я очень этому радуюсь. Говорит: «Бабушка, смотри, как я хожу». 

«Дети не должны страдать!»

Я мечтаю, чтобы у Миланки всё сложилось. Чтобы мечты её сбылись, чтобы она выросла честной, справедливой, хорошей девочкой. Чтобы достигла того, что не успела её мама. 

У меня Саша окончила университет, а Олечка нет. Она говорила: «Мама, ты меня не потянешь одна». Мечтаю, чтобы я вырастила внучку, чтобы у меня хватило сил, что Бог мне дал. 

Я стараюсь больше Миланку привлекать к каким-то хорошим мероприятиям, чтобы она помнила только хорошее. И плавание, и рисование. Она любит рисовать, лепить, очень быстро находит общий язык со взрослыми и детьми. 

В честь Миланы при участии Фонда Рината Ахметова в Мариуполе открыли мурал

Недавно у нее была третья операция, делали в Охматдете. В палате много было деток. И как она их поддерживала, хотя сама боится врачей. Но только она зашла в палату – со всеми перезнакомилась, пока я записывалась. Кого-то успокоила, к кому-то подошла погладила, кому-то конфету дала. Я очень рада, что она такая. 

Я хочу, чтобы все дети были счастливы. Чтобы они не помнили войны, забыли. Столько увечий они получили… Это недопустимо. Дети не должны страдать!  

Помогите нам. Поделитесь этой историей
Facebook twitter
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям