Истории, которые вы нам доверили

1 2
меню
{( row.text )}
{( row.tag )}

Истории, которые вы нам доверили

1 2
Ко всем историям
Александр Шабанов

"Если выйдете с "Азовстали", сразу будете двухсотыми"

просмотров: 700

Александр Шабанов из Мариуполя рассказал, как прилетели первые "грады" возле дома и как он выживал в убежище "Азовстали".

"Сначала было безопасно, 70 человек, 18 детей от 3 месяцев и старше. Были холодильные камеры столовой, благодаря им сохранились продукты. Работал дизельный генератор. Запас воды по цехам был очень большой. Цех был забит антисептиком, масками. Был душ", – говорит Александр. 

Над головами летели снаряды, обстрелы усилились, но уехать с завода не было возможности. Три недели было очень сложно. Ждали эвакуации. Были панические атаки. Завалило оба выхода. Выбирались через дыру в стене. Через нее и вышли.

Понимания, я думаю, у всех еще не было, скажем, объема той трагедии. 24-го еще пришли на работу, там уже, как бы, разговоры шли о начавшихся военных действиях, об обстрелах. Практически день провели на работе, готовили бомбоубежища на тот случай, если придется персоналу работать дальше, но при необходимости прятаться в убежище.

После этого работа в последующие дни была отменена. Сказали, несколько дней пока пережидаем, ждем в телефонном режиме и прочее. Ну, как бы, на этом все и закончилось по работе.

Усилились обстрелы левобережного района, в основном Восточный первый пошел. Мы проживали в центре Левого берега, на Морском бульваре, с женой. Как бы, еще были дальние канонады, еще освещение, свет, газ, интернет был. Вроде бы, как ничего не предвещало таких особых трагедий. Естественно, магазины уже опустели, заправки опустели. В таком формате, как бы, выехать сразу мысль не заложилась в голове, плюс еще перебои с топливом, бензином. Машина осталась не заправленная.

Ну, оно всегда так - расслабленная мирная жизнь: да привезут еще бензин, мы заправимся позже, - но этого не случилось.

Где-то со 2 марта начали приближаться обстрелы, уже прилетели «Грады» ближе к дому, начали лететь стекла в квартире и доме. В этот период мы начали периодически спускаться в подвал. Там уже некоторое время проживали семьи с маленькими детьми; они там прям жили, готовили дома еду, спускались вниз. Ну, мы были там периодически, то есть так: ночевали дома, готовили еду, примерно по периоду обстрелов сориентировались к тому времени, готовились к спуску.

Пятого числа, в принципе, ничем не отличалось от предыдущих дней, вроде тихо. Тихо, но был очень резкий обстрел и очень близкие прилеты, снаряды, которые разбили стекла на другой стороне дома, то есть уже с двух сторон полетели, в квартиру в том числе.

И мы с женой приняли решение перебраться в убежище, в «Азовсталь», так как «Азовсталь» не обстреливали на тот период, и там были убежища, которые еще до военных действий были обеспечены сухими пайками, запасами воды.

Грубо говоря, недельный период там можно было переждать, поэтому, дождавшись затишья, мы с женой, взяв буквально несколько вещей, одна сумка, документы, побежали быстренько на восточные проходные. Дальше добрались до конверторного цеха. Дальше поначалу было тихо на территории «Азовстали», мы чувствовали, перемещаясь по открытой местности, более-менее себя безопасно. Там находилось порядка 70 человек, детей было (могу ошибиться) 17 или 18, по возрасту - от трех месяцев на тот период, грудничок был.

Начали обустраивать быт, делали кровати из поддонов, как могли немножко все это благоустроить. Питание. Питание – то есть те продукты, которые были запасены как сухпайки, мы старались беречь, оставить на всякий случай на потом, плюс столовая, находящаяся в ОБК, имела запасы продуктов. Это сыграло свою роль. Сохранились продукты благодаря холодильным камерам, которые взяли со столовой, подключили к электроэнергии – генератор был.

Где-то 9-10 марта решили с женой все-таки выбраться с территории «Азовстали», дойти - буквально там рядом гараж был с автомобилем, - уже там разбираться по топливу и переезжать в центр.

Но мы не смогли уже выйти, потому как, не дойдя до восточных проходных, нас военные остановили, сказали на выходе, что если выйдете, сразу будете двухсотыми.

То есть никто не запрещал, не хватал, за руки не держал. Можете идти, но это ваше решение. В общем, это повлияло, мы вернулись, и по возвращении там начался бой – над головами летели снаряды. Нас это спасло, и как бы, на этом закончилась тихая жизнь.

Обстрелы усилились, и имели уже такой характер постоянный. Благодаря тому, что «Азовсталь» имел производство с горячими цехами металлургическими, то запас воды по цехам был значительным. Это газированная бутилированная вода, которую находили по всем мастерским, по каким-то даже гаражам, по каким-то техническим помещениям цехов. Запас воды был достаточный, чтоб на ней готовили еду и пили, чай кипятили.

Вся газировка была, поэтому, как бы, здесь еще нормально. Также положительную роль сыграли эти мероприятия с пандемией ковид-19, то есть цех был полностью забит антисептиком, масками и всяким прочим, который это был наш, скажем так, душ, это и мыть руки, и так просто, то есть, как бы, антисептик спиртовой, как бы, два месяца вообще исключительно… Даже сейчас не хватает его, как бы, привыкли к нему, вот это, конечно, сыграло свою роль в выживании.

При усилении обстрелов начали цеха уже довольно-таки сильно страдать, поэтому все сложнее и не безопасней стало все-таки добывать тоже воду где-то, подтаскивать. Ну, конечно, людей много, расход был значительный.

Начались морозы в тот период, как назло, как всегда, и теплая одежда, опять же, спецовки Метинвеста, которые, опять же, в ОБК, там же и бани проще было… первым снарядом разнесло окна и побило ящики, то есть спец одежда была, плюс еще новая спецодежда на складах. То есть вот это тоже можно было одеться и пережить эти морозы. До последнего в этом убежище было холодно, и без ватных брюк и куртки никто не ложился спать, потому что там было очень холодно. То есть отопления в бункере не было никакого практически.

Обстрелы здания тоже усиливались со временем, постоянно страдал наш генератор от осколочных, мы пытались его как-то загородить, заставить пакетами кирпича и прочее. Это спасало, но не всегда, поэтому страдали, и радиатор охлаждения пробивало, то то, то то… Постоянно ремонтировать приходилось.

Там были умельцы у нас, которые этим занимались и тоже практически под обстрелами это делали. То есть минные обстрелы происходят, ну деваться некуда, полезли туда, тоже самое, как его включить, заправить, обслужить, это тоже в большинстве случаев происходило под обстрелами. Но тем не менее никто не пострадал, не было раненых из наших никого, тем более еще убитых. Как бы, я думаю, что повезло, вот.

И это продолжалось, весь период, с самого первого месяца, у всех была единственная мысль об эвакуации, перебраться оттуда в более безопасное место.

Еще даже город был не полностью занят, но выйти, опять же, пешком, тем более на центральные проходные порядка пяти километров, было проблематично. Обстрелы не заканчивались, в любой момент то «Грады» где-то летели, то там взрывали, то ракеты, все что угодно. Поэтому интересовались у военных, которых там, бывало, либо заходили, либо мимо встречали: как, что? На свой страх и риск, то есть тишины нет, то есть уже как повезет, либо обойдется, либо нет, то есть случаи гибели гражданских там в процессе там выхода мне не известны, то есть и не слышал, как бы, и не встречал.

Три недели минимум было сложно в плане моральном, потому как пообещали эвакуацию, сказали, две недели подождите – там должно решиться. Ну хорошо, две недели, потом ну еще две недели. Оно, конечно, бывало и панические атаки у людей нападали, конечно, морально очень сложно.

Начали уже и засечки делать, понятно, у всех там смартфоны можно заряжать было, но тем не менее этими засечками, как бы, хотя бы визуально очередные две недели к концу подходят.

Опять же, информации не у кого спросить, опять же, это непросто позвонить куда-то или пойти, там же никуда не пойдешь, никуда не позвонишь. Ждали, когда кто-то заскочит из военнослужащих, скажет хоть какую-то новость. А тем более многие и сами были отрезаны и без новостей, один раз тоже зашли военные, удивились, что мы здесь находимся, то есть многие не знали, что здесь есть бомбоубежища и здесь находятся люди.  То есть, опять же, у них там свои позиции, я не могу комментировать, и попросили, дали там номера телефонов близких хотя бы сообщить что мы есть.

Там у них Старлайн – была сеть и прочее. Ну, как бы, сообщили, да, причем вернулись доложили, что так и так, что этим мы дозвонились, что хотя бы мы живы на протяжении полутора месяцев. Как бы, это уже стало легче, и дальше уже видео было снято, наверное, видели все, мы еще не видели этого видео. Я знаю, что видели в самом убежище.

И благодаря тому, что много детей было, как бы, мы стали первыми в очереди на эвакуацию. Там, в других убежищах были люди, количество я не знаю, потом сложно судить, сколько эвакуировалось, сколько осталось.

30-го числа, 30 числа вот в 7 часов была тишина. Мы ориентировались по тишине, то есть если тишина, то что-то происходит. Такого не бывает, что вот, допустим, что день тихо, этого не бывает, поэтому что-то движется, поэтому тихо все. Мы в надежде ожидаем, и вот где-то около 7 часов появились военные, сказали, 10 минут на сборы, первая группа, женщины и дети – 20 человек на эвакуацию.

Что еще интересное, перед этим после мощного обстрела у нас завалило оба выхода в бомбоубежище, то есть вход и выход аварийный – обрушились лестничные пролеты. Но благодаря тому, что там отдельно ракетой разнесло стену и получилась такая насыпь и дыра в стене, то есть по этой насыпи можно было выходить, и по ней же, тоже есть, наверное, видео, по которой эвакуировались.

И вот в 12 часов военные появились, на эвакуацию 10 минут, полчаса на езду, поэтому первую группу аварийно там всем бункером выводили, военные помогали – выскочили на эту насыпь, и автобус там метров 200 от здания, потому что там дальше уже проезда не было. Быстренько они убежали, и буквально в 6 утра сказали: если завтра будет все нормально, мы за вами прийдем. Ну, нас осталось человек 17-18.

Часов в 6 мы уже готовы, уже с сумками, перебрали десять раз, чтоб лишнее отложить, чтоб меньше тащить с собой. В 6 часов опять появились военные. Мы уже готовы, поэтому спокойно уже вышли (подготовились) и поехали. С нами еще вместе потом в автобус еще вывезли 10 или 11 человек из лесобалки, из бомбоубежища, там люди оставались еще, количество я не знаю. Мы вот этим коллективом, то есть вторая группа наша и лесобалка, мы поехали уже дальше.

Трагедия не только для Украины, а для всех. Для многих, скажем, стран. Даже не говорю там, я имею в виду не чьи там победы и прочее, даже не буду в это вдаваться. Ну, уже много трагедий в семьях, трагедий – сколько пропавших без вести, погибших. Подтвержденных погибших из мирных, поэтому в любом случае война закончится этими трагедиями для всех.

Мариуполь 2022 Видео Истории мирных мужчины переезд разрушено или повреждено жилье психологические травмы обстрелы безопасность и жизнеобеспечение вода санитария и гигиена жилье внутренне перемещенные лица первый день войны Обстрел Мариуполя еда 2022 оккупация
Помогите нам. Поделитесь этой историей
img
Присоединяйтесь к проекту
Каждая история имеет значение. Поделитесь своей
Рассказать историю
Ко всем историям